Схимонахиня Агния Карагандинская

25 Апреля 2015 Вячеслав Брегеда Просмотров: 926
Схимонахиня Агния Карагандинская
Схимонахини Агния и Анастасия были самыми ближайшими помощниками и сподвижниками преподобного Севастиана Карагандинского и оставили глубокий духовный след в церковной жизни на Казахстанской земле. Некоторые свидетели их благодатного подвижничества живы и поныне, блаженных стариц помнят, почитают и обращаются к ним с молитвенными просьбами в различных житейских обстоятельствах. И те, кто с верой призывает их, непременно ощущают их молитвенную помощь и заступление. Об этих подвижницах благочестия довольно подробно повествуется в книге «Карагандинский старец преподобный Севастиан» издательства «Православный паломник», 1998 г.
Схимонахиня Агния, в миру Александра Васильевна Стародубцева, родилась 15 апреля 1884 года. Она родилась слепой, и родители повезли её в Воронеж, к мощам святителя Митрофана. У мощей девочка получила исцеление и прозрела.
Родители её умерли рано. Сначала умер отец, а когда Александре было четырнадцать лет, умерла мать. Александра осталась со старшей сестрой и младшим братом. Сестра стала воспитывать брата, а Александра оставила гимназию и упросила родных отвезти её в Знаменский Сухотинский женский монастырь Тамбовской губернии.
Её привлекла в эту обитель знаменитая иконописная школа. Юной Александре очень хотелось научиться писать иконы.
В этой обители послушница Александра была пострижена в рясофор с именем Агния и обучалась искусству иконописи. Духовным отцом её был иеромонах Варсонофий (Плеханков), и она каждый год, получая отпуск, ездила к нему в Оптину Пустынь. Матушка хорошо знала по Оптиной Пустыни иеромонаха Севастиана (Фомина), будущего Карагандинского старца, и также виделась с ним каждый год до закрытия Сухотинского монастыря. Однажды произошёл такой случай. Мать Агния приехала к старцам и стояла в приёмной хибарки. К ней подошёл послушник Стефан и легко коснулся своей рукой её руки. Матушка тогда возмутилась в душе этой, как ей показалось, вольностью со стороны послушника. А жизнь показала, что будущий старец уже тогда прозрел в ней своё духовное чадо и то, что её рука много потрудится для благоукрашения церквей святыми иконами.
В ноябре 1919 года Знаменно-Сухотинский монастырь, в котором подвизалось около 400 насельниц, был разогнан большевиками, и мать Агния поселилась в городе Новохопёрске Воронежской области. В этот период мать Агния писала в своём дневнике: «Господи, помоги пережить всё находящее, дай мне силы и терпения. Теперь мне нужна мудрость, чтобы самой решать серьёзные вопросы, оставаясь одной на чужой стороне. (1929 год, февраль 18 дня)».
В 1952 году о. Севастиан вызвал её в Караганду писать иконы для его молитвенного дома. Трудно было ей прижиться в степном Казахстанском крае с его безлесными просторами, сильными ветрами и постоянными песчаными бурями. Первое время у неё было намерение уехать обратно, но молитвами батюшки оставалась, и впоследствии ею были написаны иконы для нескольких храмов Алма-Атинской епархии, а также иконы для митрополита Алма-Атинского Иосифа (Чернова).
В 1956 году мать Агния по благословению Святейшего Патриарха Алексия была пострижена в мантию.
Она была не только талантливой художницей, но и мудрой старицей. Имела дар прозорливости, который скрывала от людей, а обращавшимся к ней с вопросами иногда говорила: «Ну, что? Я старый человек, я ничего не знаю, сижу за печкой, нигде не бываю». Но сама всё знала и видела. Агния всех принимала с радостью, хотя была очень больна, страдая водянкой. Имела дар благодатного воздействия на душу человека. Митрополиту Иосифу, приезжавшему в Караганду, Агния предсказала, что ему будет предложено Патриаршество, и, действительно, кандидатура митрополита Иосифа на Патриарший Престол выдвигалась во время подготовки Поместного Собора РПЦ 1971 года. Перед смертью монахиня Агния была пострижена в схиму. Предвидя близкую кончину, предсказала, что на её похоронах будет два гроба. 17 марта 1976 года, после Причастия Святых Тайн схимонахиня Агния мирно предала свою душу Господу. Одна из сестёр, пришедших облачать её, монахиня Фёкла, скоропостижно скончалась. Их похоронили рядом на Михайловском кладбище Караганды.
Мне лишь однажды довелось общаться с м. Агнией, но со слов других людей хорошо помню, как многие с благодарностью и благоговением отзывались об этой святой подвижнице и прозорливице. Особо запомнились такие случаи. Общаются, например, м. Агния и м. Анастасия где-нибудь возле храма и смиренно во всеуслышание о чём-нибудь беседуют, и вдруг их речь неожиданно становится совершенно непонятной, как будто они перешли на иностранный язык, не разобрать ни одного слова. Однако через некоторое время они снова возвращались к привычному нормальному общению. Такое замечали за ними неоднократно. Как будто они говорили на каком-то таинственном духовном языке, который доступен и понятен был лишь им одним.
В мои юные годы я часто посещал Михайловскую церковь. Очень мне нравились там иконы. Они были необычайно живописны и излучали, как мне казалось, божественный свет. Большинство из них написаны кистью м. Агнии. Глядя на эти образа, невольно вспоминались слова Спасителя: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин 8, 12). «Пока свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света» (Ин 12, 36). Вот эту светоносность, небесность, лёгкость и отличала иконопись Михайловской церкви.
В последние годы жизни из-за болезни в храме матушка бывала довольно редко.
Будучи уже достаточно взрослым, я решил как-то пойти к м. Агнии, чтобы решить свои насущные волновавшие меня вопросы. Например, жениться мне или не жениться, поступать в духовную семинарию или нет. Было это уже после кончины о. Севастиана. Помню, подошёл я к ее дому и начал стучаться в калитку. Жила она на окраине, не так далеко от нашего дома. За ней ухаживала одна молодая девица из многодетной семьи. Долго мне не открывали, и вот когда я уже отчаялся ждать, открылась калитка и меня впустили во двор. Келейница просила подождать, сказав, что спросит матушку - примет меня или нет. И снова мне пришлось довольно долго ждать. Наконец, девица появилась на пороге и пригласила войти. Когда я вошёл в прихожую и далее в комнату, меня поразило обилие кошек. Их было 20 или 25. Матушка не благословляла, чтобы кого-то из животных выпроваживали или кому-нибудь отдавали. Я стал задавать матушке свои вопросы. Она меня внимательно выслушала и посоветовала идти учиться в семинарию. В отношении семейной жизни тоже дала положительный ответ: жениться можно, но только на верующей девушке. В конце беседы похвалила меня за настойчивость и терпение, что я всё-таки дождался… Пробыл я у матушке недолго, но её советы запомнил на всю жизнь и более того - в точности их исполнил.
Короткая ссылка на новость: http://p-v.ru/~UI30s


Система Orphus

Рекламка


Фотогалереи

Мы вКонтакте