Быть или не быть межмуниципальному кладбищу?-2

13 Марта 2014 Галина Лузан Просмотров: 2001
Быть или не быть межмуниципальному кладбищу?-2

Мы продолжаем публиковать материалы публичных слушаний, прошедших в администрации городского поселения Софрино в последний день этого февраля. Напомним, слушания проводились «по вопросу изменения вида разрешённого использования земельного участка общей площадью 336, 5 га по адресу Пушкинский район, село Софрино, с вида разрешённого использования «под дачное строительство» на вид разрешённого использования «для размещения кладбищ, зданий и сооружений и помещений похоронного назначения».

«Пусть сделают так, чтобы было правильно…»

Тема о размещении нового межмуниципального кладбища газонного типа по классическому западному образцу именно в Пушкинском районе вызвала у жителей прилегающих к планирующемуся кладбищу населённых пунктов достаточно неоднозначную реакцию. В частности, у жителей села Софрино, посёлка Дальнего из городского поселения Софрино и посёлка Ашукино из городского поселения с одноимённым названием.

При этом мнения районных чиновников, пытающихся внять просьбам многочисленных ветеранов войны и труда из города Королёва, которые, исходя из бедственного положение с погребением в овеянном космической славой городе, хотят после смерти лежать в приличном месте, столкнулись с недовольством местных жителей… Ведь межмуниципальное кладбище со всеми его составляющими решили разместить недалеко от их домов… Несмотря даже на то, что до сих пор по этим землям не проведена ни одна из положенных экспертиз, в том числе и экологическая, хотя местные жители, защитники этих земель, настаивают на том, что как раз в этом месте протекают сразу три реки, несущие свои воды для водозабора целого поселения… И размещение захоронений без соответствующих экспертиз более чем опасно для будущего здоровья всего поселения.

Чтобы не быть голословными, напомним, что сказал на слушаниях В.А. Бушев, председатель Комитета по вопросам ЖКХ и похоронной деятельности администрации Пушкинского района:

– Экологическая экспертиза по этому участку не проводилась. 20 га – по ним предварительный договор уже заключён – будут безвозмездно переданы в собственность администрации Пушкинского района, и только тогда возможно будет произвести весь комплекс экспертиз.

Жители, пришедшие на слушания, по этому поводу возмутились: «А, может, сначала надо было провести экспертизы, а потом уже проектировать?» И были правы. Но, учитывая, что их мнение по закону имеет только рекомендательный характер, о чём не преминул напомнить один из депутатов этого поселения (кстати, похоже единственный, пришедший на эти слушания из всего Совета депутатов), то и прозвучавший упрёк не имел продолжения ни в обсуждениях, ни в протоколе публичных слушаний. Учитывая также, что письменные мнения жителей, которые они должны были сдать в комиссию по проведению слушаний за несколько часов до начала заседания, никто не организовал – самим чиновникам это было ни к чему – и, соответственно, все выступления, звучавшие в ходе «публички», скорее всего, в протоколе обозначались, только как предложения, то всё происходившее в этот день в администрации поселения можно было воспринимать не иначе как большой «развод» незаинтересованного в организации кладбища местного населения со стороны организовавших эти слушания чиновников. Причём, чиновников не только областного и районного, но и местного, поселенческого уровня…

Да и похоже, что сама «публичка», которую, выражаясь языком чиновников, надо было «протолкнуть», особой роли в вопросе - быть или не быть межмуниципальному кладбищу в - Софрино, не играла.

Вот, к примеру, что сообщила, успокаивая жителей, М.П. Поливанова, глава городского поселения Софрино:

– Кладбище в генплан включено, и оно находится не в черте населённого пункта, то есть этот вопрос пока рассматривается на уровне Правительства Московской области.

Понятно, что перед главой городского поселения были поставлены определённые задачи, спущенные с правительственного уровня, против которых она пойти, ну, никак не могла. Поэтому и слукавила по поводу включения данного кладбища в генплан. О чём ей, со всем уважением к её заслугам и пониманием, напомнил один из жителей, Д.А. Лаврентьев, выразивший общее мнение тех, кто живёт в селе Софрино, где расположена старинная Смоленская церковь. Приводим его выступление дословно.

– Мы имеем право выбора, – сказал местный житель, – но за последствия этого выбора мы должны отвечать. Наши деды всё это строили – этому памятнику 320 лет. И мы просто не имеем морального права сказать кладбищу «Да». Не потому, что мы не хотим, а потому что это наша земля, за которую мы отвечаем…А о том, что происходит сейчас на кладбище, мы всегда сигнализировали главе Софрино: «Мария Павловна, задыхаемся, уже ночью возят – хоронят»… Хотя мы хотели даже поставить шлагбаум, чтобы не хоронили ночью. И мы знаем, что Мария Павловна, как патриот нашего поселения, тоже не хочет, чтобы было это кладбище. Мы прекрасно понимаем, что на неё давят… Но давайте всё-таки всё делать в правовом поле, чтобы перед внуками не стыдно было. Чтобы потом не говорили, что это Машкино поле, что это она всё это развела… Стыдно будет… Поэтому, пусть сделают так, чтобы всё было правильно… Ведь мы, когда сейчас своими силами восстанавливаем и старинный усадебный липовый парк, и дорогу, не говорим, чтобы Мария Павловна делала нам дорогу…

А вот, что сказал, обращаясь к чиновникам, С.В. Демидов, также житель села Софрино и член методического Совета Министерства культуры Московской области:

– В прошлый четверг (20 февраля) в Министерстве культуры области состоялось заседание по рассмотрению охранных зон и реставрации объектов культурного наследия, которое вела зам. министра Светлана Анохина, отвечающая за вопросы охраны памятников. Она спросила, что там у вас в Софрино, – зная, что я здесь живу и помня, что мы обращались к ней по вопросу кладбища и охранных зон. Я напомнил, что зона охраны усадебного комплекса в селе Софрино разрабатывается центральными научными реставрационными мастерскими Министерства культуры. Я могу показать чертёж, на котором стоит согласование Минкультуры России, Центрального Совета общества охраны памятников, бывшего тогда директора совхоза «Майский», районного архитектора и ещё целого ряда руководителей. Охранные зоны есть – их надо только утвердить. И заказчиком охранных зон должен выступать разработчик проекта документации, в данном случае Пушкинская администрация. Охранные зоны разрабатываются совершенно независимо, будь то кладбище или дачное строительство. И как они будут утверждены, такая и будет граница застройки. При этом любой проект планировки обязательно учитывает эти охранные зоны. Они состоят из целого ряда участков. Это прежде всего территория охраны памятников, территория охраны ландшафта, окружающей среды. И здесь охранные зоны будут достаточно большие. А когда заказчик их разработает, встанет вопрос, а стоит ли здесь размещать кладбище, окупит ли оно себя?

В этом проекте даже нет геоподосновы, здесь не нанесён парк, неправильно показано расположение церкви… Это вообще-то филькина грамота… Что это за дорога, которая уходит в никуда, упирается в крутой склон, высотой 15 метров?

Что же следует из ответа на это выступление В.А. Бушева?

– Это пока эскизный проект. Каким образом можно создать проект планировки земельного участка, который принадлежит собственнику и который только предполагается передать в муниципальную собственность? Это раз. И второе: этот проект ни в коей мере не преследует никаких финансовых целей…

(Почему-то уже в который раз чиновники ссылались на свою финансовую незаинтересованность проектом кладбища?)

С.В. Демидов: – Проект должен разрабатываться на какой-то геоподоснове. А мы здесь видим картинку, нарисованную, что называется, от руки… Не показано существующее кладбище, которое сейчас находится на месте леса, не показано, что лес уже превращён в кладбище. И это ваша вина, заказчика…

Охранные зоны я вам готов дать… (Аплодисменты жителей.)

Михаил Юрьевич, чиновник Управления архитектуры района:

– Хочу дать пояснения по геоподоснове. Совершенно верно было сказано, что в настоящее время на эту территорию геоподосновы (нужна «пятисотка» в электронном виде) нет. Однако сейчас речь идёт о приблизительной схеме, которая потом будет корректироваться в зависимости от экспертиз охранных зон. Почему нет «пятисотки»? Потому что это не наша земля, и район чисто процессуально не может заказать «пятисотку» на эту землю, пока не произойдёт процедура передачи. Мы сегодня должны обсудить принципиальную возможность размещения кладбища на этом участке. Каким оно будет – это определит проект планировки, который вы будете обсуждать ещё раз.

Очень неоднозначно выразился представитель собственника – Н.Е. Пархаевой:

– Здесь собрались люди, чтобы выразить своё мнение: кто согласен, а кто не согласен… А потом будут учитывать… Мы ведь на этой территории отказались от дачного хозяйства, отдали земли району. Почему? Уже сейчас на кладбище есть захоронения этого года. И вы в этом виноваты, потому что вы здесь живёте… И если мы завтра здесь отпустим ситуацию – через полгода поле будет захоронено… Никто никого не будет спрашивать…

В.В. Курбатов, председатель Совета ветеранов г. Королёв, не вытерпел:

Пять лет назад, – сказал он, – мы с бывшим главой города Морзенко в поисках кладбища приехали на этот участок. Нас встретили три человека, которые сказали: «Купите эту землю», фамилии их я не записывал. И я их спросил, а каким образом в ваших руках оказалась эта земля? Они мне ответили: «Когда Ельцин сказал, берите, всё можно – мы взяли». Почему же эта земля тогда оказалась в частных руках, а не у вас? Почему вы тогда её не защищали?

Т.К. Лаврентьева, член ВООПИиК Пушкинского района, кандидат исторических наук:

– Вопрос вида разрешённого использования земли под кладбище – это дело серьёзное, которое требует согласований и экспертиз. Обязательно должны быть заложены охранные зоны. При размере кладбища от 20 до 40 га – не меньше 500 метров, и это закон, который никто не может отменить… Должен быть спроектирован и представлен на публичные слушания обязательный документ – Проект санитарно-охранных зон. Если его нет, то непонятно, как вообще можно этот вопрос обсуждать? Это же абсурд! Кладбище – это особый объект, который нуждается в экологической экспертизе.

В заключение скажем, что хотя люди, пришедшие на слушания и в ходе заседания и понявшие, что их промахи и незнание закона документально могут быть поданы с точностью до наоборот и исключительно против их интересов, предложили проголосовать, кто «за», а кто «против» размещения кладбища в их поселении, единственный пришедший на слушания депутат напомнил им про Положение о публичных слушаниях в поселении, где ни о каком голосовании речи не шло… А глава поселения Мария Павловна, на которую так доверчиво смотрели пришедшие посидеть за «круглым столом» администрации пожилые уже жители, бабушки и дедушки (время было рабочее и их дети не смогли сидеть вместе с ними, хотя многие из них всё-таки отпросились с работы), отмолчавшись, сообщила об окончании слушаний…

Мы же, как и другие присутствовавшие СМИ, и жители, записавшие ход слушаний на видео, теперь, прокручивая эти кадры ещё и ещё раз, ответственно заявляем, без слёз на происходившее смотреть невозможно. Жители села Софрино и посёлка Дальнего, а именно они по Положению городского поселения Софрино могли принимать участие в слушаниях, действительно против большого межмуниципального кладбища рядом с их домами.

Короткая ссылка на новость: http://p-v.ru/~8VJNY


Система Orphus

Рекламка


Фотогалереи

Мы вКонтакте